Печать 

   Примерно через месяц после того, как мы с моим трехлетним сыном начали заниматься по программе Владимира Викторовича Кирюшина, я вдруг поняла одну очень важную вещь про эту программу. Чтобы пояснить, о чем я хочу сказать, начну немного издалека – о собственном опыте обучения.

     Вот, к примеру, английский язык. Сейчас я знаю его достаточно хорошо, несмотря на то, что прошло уже больше 10 лет, как я перестала его активно изучать в школе, и, затем, в институте, и за это время у меня практически не было практики его применения. До 9-го класса я училась в обычных школах, где язык преподавали по обычной, общепринятой тогда программе средней школы. И был он для меня достаточно непонятным. То есть, в силу врожденных и благоприобретенных способностей я, конечно, в основном материал запоминала и вроде бы знала. Но я хорошо помню это беспомощное чувство разрозненности, когда в голове какие-то отрывочные куски зазубренных правил и набор заученных слов, и каждое задание было тестом на память. Но в 9й класс я перешла в только что созданную Российско-Американскую Экспериментальную Профессиональную школу (РАЭПШ), куда преподавателей приглашали, в основном, из ВУЗов. Естественно, исходя из идеи этой школы, английскому языку там уделялось огромное внимание, и преподносился он совершенно особенным образом. Уроки проводились в виде ролевых игр, а правила и словарь шли фоном, дополнительным материалом к каждому уроку. И тут английский язык для меня словно открылся заново. В голове все как будто само собой разложилось по полочкам. Я поняла саму систему языка, а активный словарь нарабатывался без особых усилий и в больших объемах. Мне повезло: потом, в институте, - на экономической специальности – было тоже очень много английского и настолько же талантливые и увлеченные преподаватели. Но система для восприятия была заложена именно тогда, в РАЭПШе.

      Теперь я могла бы привести такую аналогию для сравнения этих двух подходов к преподаванию. Обучение в «обычной» школе было похоже на то, как будто меня вели по улицам незнакомого города, и мне необходимо было выучить наизусть названия и расположение всех улиц. И главное, что совершенно не ясна цель этого мероприятия. А обучение в РАЭПШе - это взгляд сверху, когда видна структура города, и при необходимости можно проложить любой маршрут и добраться в любую точку.

Речь идет о системном подходе. Когда изначально дается понятие о системе знаний, о взаимосвязях между объектами системы, восприятие материала происходит на совершенно другом уровне. И основную роль играет способ преподавания – не заучивание абстрактных терминов, а полное погружение в мир музыки, как в случае с программой В.В. Кирюшина. Мир – без преувеличения, на самом деле – планета, населенная абсолютно живыми образами, каждый из которых наделен характером, внешностью – в прямом смысле слова: у каждого жителя этой удивительной планеты есть портрет. Каждый имеет свою жизненную историю, привычки и склонности, исходя из которых, он строит свои взаимоотношения со своими соседями по миру.

     Наверное, неподготовленному человеку по такому описанию сложно догадаться, что речь идет о понятиях музыкальной грамоты, по сути – сольфеджио. Тут я вновь могу привести пример из собственного опыта. В свое время я вполне успешно окончила музыкальную школу. Естественное, изучала я там и сольфеджио – опять же, по обычной методике, «проходя» понятия этой науки, от простого к более сложному. Знала я его тогда примерно на «4», а после окончания школы благополучно забыла, и спустя почти 20 лет (до начала занятий в «Тритончике») не помнила практически ничего. И только тогда, когда я со своим сыном стала посещать студию «Тритончик», а точнее, активно заниматься по программе, вновь случилось это чудо восприятия – иначе не скажешь. Мертвые названия ожили, отрывочные понятия сложились, как пазл, в СИСТЕМУ. Кроме того, буквально на первом же занятии я узнала много такого, о чем в музыкальной школе даже речь не шла. То есть, с одной стороны я понимала, что это материал очень сложный. Настолько, что выходит далеко за уровень обычной музыкальной школы. С другой стороны, никакой сложности не ощущалось. Напротив, на занятиях было весело, интересно, а смешные песенки про, например, кадансовый квартсекстаккорд, накрепко запомнились.

     Чтобы стало немного понятнее, о чем идет речь, приведу «классическое» описание кадансового квартсекстаккорда, взятое из учебника сольфеджио:

     Имея внешне звуковое сходство со вторым обращением тонического трезвучия, кадансовый квартсекстаккорд, по функциональной своей природе, не является собственно тонической гармонией. Функциональное своеобразие этого созвучия заключается в том, что в нем совмещаются звуки двух функций: D в басу и Т над ней, причем D, как основа гармонии, преобладает.   Такое совмещение в одном аккорде элементов двух функций называется б и функциональностью; она и придает К64 характерную напряженность и неустойчивость, не свойственные устойчивой тонической функции (Т).
Задерживая вступление D, кадансовый квартсекстаккорд обязательно переходит в нее; такой переход принято называть разрешением.

      Читать это «вдохновенное» описание не хочется. Хочется схватиться за голову и пожалеть бедных учеников музыкальных школ, которым приходится не только читать, но и понимать этот текст. Ну и для сравнения (и для восстановления душевного равновесия) – отрывок той самой песенки про того же «героя»:

Кадансовый Квартсекстаккорд

В малиновой ходит фуражке,

А на голенищах ботфорт

Сверкают чеканные пряжки.

 

Кадансовый Квартсекстаккорд

Порядка блюститель и страж,

Кадансовый Квартсекстаккорд

Забрался на пятый этаж.

 

Кадансовый Квартсекстаккорд

Командует голосом зычным:

«А ну, разойдися, народ,

Ведите себя поприличней!»

 

Кадансовый Квартсекстаккорд,

Он грубо и преданно служит.

Слушок у народа идёт,

Что он с ДОМИНАНТОЮ дружит!

 

     И после этого веселого отрывка – главный вопрос: зачем это нужно ребенку? Ну, наверное, тем, кто планирует, а точнее, кого планируют «отдать» в музыкальную школу, такие знания, в конце концов, пригодятся. А остальным детям – просто веселое времяпрепровождение и очередная порция ненужных, хоть и забавных, знаний?

     Для меня ответ очевиден. Даже если осмелиться и оставить за скобками благотворное, даже целительное действие музыки В.В. Кирюшина на мозг и весь организм в целом (этому посвящено много исследований и статей), и вообще – пользу соприкосновения с миром настоящей музыки для развития детской души, остается один непреложный факт. Занятия по этой системе с самого раннего возраста закладывают в ребенке способность к системному мышлению - то, что обычная система образования, в общем-то, у неподготовленного ребенка отбивает. Вроде бы шутя, в игровой форме воспитывается такое важное качество, как целостное восприятие жизни в целом. Я не претендую на всезнание, но я пока не встречала другой системы обучения, которая бы вообще занималась этим вопросом. Хорошо, если такие системы где-то существуют. А что собой представляет человек, про которого можно сказать, что ему свойственно целостное восприятие жизни? Мне кажется, это свойство можно назвать мудростью, которая где-то граничит с просветленностью. С одной стороны. А с другой – это человек, несомненно, знающий, чего он хочет в жизни и как этого достичь. Понимающий причины явлений и последствия своих решений и поступков. Умеющий разобраться в любом вопросе, умеющий эффективно взаимодействовать с окружающими, способный создавать и сохранять необходимый настрой. Это – лидер, человек активный, творческий, интересующийся. Да, я хочу, чтобы мой ребенок был таким!

Галимова Анна (сын Андрюша, 3 года)